Вконтакте Facebook Twitter Лента RSS

В казани началось внедрение методики абрамсона при изучении математики. Яков Абрамсон: "Моя методика строится на понимании психологии"

Ребята из столицы Татарстана теперь тоже имеют возможность посещать математические занятия школы, работающей по программе Я.И. Абрамсона.
Впервые методика Абрамсона выходит за пределы Москвы. Казанская Школа математики « Изумрудный город » с 2017 года начинает преподавать математику для детей младшего и среднего школьного возраста по методике Якова Иосифовича.
Казань не впервые познакомилась с методикой Я.И. Абрамсона. В 2014 году Яков Иосифович уже посещал столицу Татарстана, встречался с ректором и преподавателями Казанского Федерального Университета, провел семинары в IT-лицее при КФУ.
«Методика Якова Абрамсона рассчитана на особых учителей. Это не просто учитель, который хорошо готовит к ЕГЭ, это учитель, который формирует взгляды учащихся на математику. Он должен иметь высококлассный уровень как методической, так и математической подготовки, быть хорошим психологом и обладать харизмой», - говорит доцент кафедры теории и технологий преподавания математики и информатики Института математики и механики им. Н.И. Лобачевского Марина Фалилеева.
В начале 2017 года педагог Школы математики "Изумрудный город" прошла стажировку у Якова Иосифовича в Москве. Эльвира Зуфарова посещала уроки Я.И. Абрамсона в школе «Интеллектуал», а также занятия и кружки других преподавателей математики по методике Абрамсона.
Ведь методика Я.И. Абрамсона - это не только теория, описанная в учебниках. Это еще и особый стиль преподавания, учитывающий многие психологические факторы, с которыми невозможно ознакомиться, изучая только теоретические основы.
Для овладения методикой было очень важно увидеть процесс на деле, увидеть активных и заинтересованных детей, которые с удовольствием изучают математику. Им не приходится заучивать доказательства теорем или определения фигур. Дети сами выводят эти определения. И теоремы даже первоклассники тоже доказывают сами, опираясь только на 2 аксиомы.
«Это удивительно, - говорит Эльвира Зуфарова после посещения уроков Абрамсона. - На уроках Якова Иосифовича в 1 классе дети доказывают теоремы и знакомятся с геометрией. На второй год обучения они уже изучают геометрию за 7-8 классы общеобразовательной школы, и знакомятся с элементами высшей математики. В 6 классе дети осваивают комбинаторику и теорию вероятностей, а в 7 классе – тригонометрию! И всё это – с интересом, азартом, наперегонки друг с другом!»
Заставить учеников это делать невозможно, но возможно заинтересовать их. Уже первые проведенные уроки по методике Я.И. Абрамсона в Школе «Изумрудный город» показали, что у детей на занятиях возникает неподдельный интерес к математике. Дети не спешат уходить после уроков, притом, что курс математики по Абрамсону значительно сложнее школьной программы их возраста.

“Математику только зачем учить надо, что она ум в порядок приводит” (М.В.Ломоносов)
“Математика – гимнастика ума” (А.В.Суворов)
“Наука математика – царица всех наук” (Карл Фридрих Гаусс)

Формулы сокращенного умножения, аксиомы и теоремы, определяемые и неопределяемые понятия, отрицательные числа, задачи на логику и множества эти дети легко осваивают уже во втором классе! В третьем они умеют выполнять преобразования графиков функций, решать линейные Диофантовы уравнения и доказывать теоремы по геометрии, входящие в программу 8-го класса. Думаете, это научная фантастика? Только не для учеников Якова Иосифовича Абрамсона.

Не имеет смысл заниматься сравнением стандартной школьной программы и методики Абрамсона – они просто разные. Здесь дети с первых уроков изучают системы счисления и привыкают к тому, что десятичная – лишь одна из многих, но далеко не единственная. Числа не делят на однозначные, двухзначные и трехзначные. Здесь существуют однозначные и многозначные, а ребята без труда сразу переходят к работе с тысячами и миллиардами.
Сложение и умножение нужно освоить самостоятельно. То есть никаких формул здесь не дают. Дети пытаются умножать сами, сначала неумело, потом все увереннее, пока, наконец, не приходят к самому удобному способу – умножению столбиком.
«Любая формула выводится, – рассказывает Яков Иосифович Абрамсон. – Для детей она получена ими, это – их собственное достижение, она ими открыта! Я их лишь подвожу, чтобы у них сложилось ощущение, что открыли они. Не получили от учителя в готовом виде, а сами открыли.
Они у меня с 5 класса и до выпуска ни один учебник и ни один школьный задачник не открывают. Вместо этого они получают распечатки моих конспектов. Это параграфы и главы пока ненаписанного учебника, мои разработки. Вот по ним и учатся».
Занятие напоминает университетский семинар: дети совместно обсуждают решение какой-нибудь задачи, ищут их вместе. Учитель при этом практически не вмешивается в процесс – дети все делают сами.
«Я считаю, что учитель не должен объяснять, а должен лишь наталкивать на мысль, – говорит Яков Иосифович. – Не рассказывать, а помогать найти . Это все равно, что учить плавать, показывая детям, как ты сам плаваешь. Они будут видеть, как я плаваю, но сами не научатся».

Оптимальный путь – это когда информации достаточно, чтобы дети еще могли сами найти решение, но чтобы сделать это им было настолько трудно, насколько возможно. Математика – это как спорт, только интеллектуальный. Дети должны быть в состоянии постоянного максимального напряжения. Тренироваться на пределе своих возможностей. Именно при таком подходе прогресс наступает быстрее всего.
«Кто сказал, что маленьким детям не стоит заниматься математикой? Я вижу любознательных детей, которые приходят в первый класс и хотят учиться, хотят все знать. Они постоянно задают вопросы, им все интересно, интересен мир вокруг. А им говорят: «Не забивайте себе этим головы!» Но это не позиция ребенка, это позиция взрослого, – считает Абрамсон. – У ребенка позиция совершенно другая. У них масса энергии, другая энергетика, они пришли в школу за знаниями. Так пусть их получают! Да, возможно, в чем-то им сложно, но они стараются, потому что это интересно».

Даже обычный ребенок, без особых способностей в математике может учиться по этой системе и достигнет большего, чем мог бы в обычной школе. В этом смысле методика универсальна.
Однако один из ее важнейших принципов – соблюдение однородности группы. Вместе должны учиться дети одного интеллектуального уровня. Это сделает обучение наиболее эффективным. Проще будет и ребятам и учителю.

Большинство современных детей еще до школы умеют читать, почти все умеют считать до ста, многие ходят в художественные кружки, лепят, рисуют, занимаются музыкой или английским. Они совершенно не сравнимы с теми детьми, которые были 100 или даже 50 лет назад, и приходили в школу практически без знаний.
Только вот общеобразовательная школа по-прежнему рассчитана на тех, кто не знает ни цифр, ни букв и приходит в первый класс учиться грамоте и счету.
Система, которую применяет Яков Иосифович Абрамсон, называется «Метод поэтапного формирования умственных действий» проф. П. Я. Гальперина. Она применима практически ко всем дисциплинам. По ней учили военных связистов, спортсменов, плотников, ремесленников и даже лингвистов.
«Вопрос систематического и развёрнутого применения этой теории для интенсивного, качественно отличного по содержанию от принятых программ и методик, обучения математике младших школьников пока никем не решался», говроит Яков Иосифович. –
Этот метод, если не революционный, то, во всяком случае, уж точно не стандартный. Но, несмотря на кажущиеся противоречия, он дает результат и весьма впечатляющий.

В пятом классе дети, обучающиеся по методике Абрамсона, далеко впереди своих сверстников. С обычными пятиклассниками их смешивать уже нельзя, ведь у них теперь знания восьмого!
«О том, что у нас происходит на уроках в 9 классе, это вообще нельзя никому рассказывать, – смеется Яков Иосифович. – Если вы придете на урок, то не поймете, о чем вообще идет разговор. Туда обычного школьного учителя нельзя пускать. Это математика, но к школе она не имеет никакого отношения».
Из 11 класса эти ребята выйдут со знаниями трех первых курсов математического факультета университета. То есть, спокойно могут начинать учиться с четвертого курса, идти на спецкурсы и заниматься научной работой, уже с 17 лет, выигрывая, таким образом, три года жизни.
И, возможно, все это звучит невероятно и действительно смахивает на научную фантастику, но это правда. Проверить просто: ГБОУ «Интеллектуал», Абрамсон Яков Иосифович, учитель математики.

Евгения Чернышова

Как ни прискорбно, с большей частью критики не могу не согласиться.
Конечно, есть слабые учителя, огрехи в расписании, недоработки психологов. Школа не старая, поэтому, как мне кажется, должно еще пройти лет 10, чтобы все более-менее устаканилось, в школе появилась четкая концепция и главное четко были поняты пути достижения поставленных целей. Потому что сейчас реально существует проблема несогласованности действий и тактик обучения. Преподаватели в большинстве своем люди нестандартные, каждый со своим пониманием процесса преподавания. Обычных школьных учителей единицы. И каждый преподаватель пытается тянуть учебный процесс на себя, в процессе и экспериментируя, и меняя что-то. Это не всегда легко воспринимается детьми. Кроме того, поскольку люди это непростые, не всегда к детям имеется адекватное справедливое отношение. Неоднократно замечала, что есть у некоторых конкретных преподавателей предвзятое отношение. Кого-то любят больше, кого-то меньше, но это скорее в старших классах, когда роль играют еще и личные качества. Это для меня очевидный минус.
Критики тут много, и она зачастую небезосновательна. Но я попытаюсь рассказать вам что хорошего дала мне эта школа.
Для меня и для многих моих друзей условия школы "И" были как раз что надо. Да, есть некоторая "тусовочность". Но, знаете ли, ребенок чувствует себя действительно комфортно. Это место, где не чередуются отдых и учеба, у нас это все шло практически одновременно. Мы были почти всегда в одном состоянии, одном расположении духа. И учились, и отдыхали - на одной волне. Школа для нас всегда была вторым домом. Может быть, некоторая демократия и полезна. Все-таки ребенок сам решает, чем ему заниматься и на какие кружки ходить. И сам решает, стоит ли ходить на кружок, интересно ли ему это, или же поменять сферу деятельности. Когда училась я, меня ни к каким кружкам и занятиям не принуждали. И, надо признаться, за внушительный срок обучения в школе "И" я успела перепробовать Очень много. Действительно, практически все сферы деятельности, доступные подростку. И командные игры, и боевые искусства, и литература, и химические-биологические кружки, и турпоходы, и рисование, и музыка, и компьютеры. Дало ли мне это какие-то конкретные нужные в нынешней "взрослой" жизни знания? Сомневаюсь. Но главное, и пожалуй, самое ценное, что дала мне моя любимая школа, это способность ориентироваться по жизни. Да, мне действительно проще, чем моим одногодкам из других школ. Они в это время, даже и учась в хороших школах, не попробовали и трети того, что пробовала я. И теперь теряются в своих интересах, не зная чего хотеть. Школа научила меня четко видеть то, что мне нужно, что мне интересно. Я видела многое, и я реально знаю в каких областях я могу себя найти. Очень-очень ценное для меня.
Я согласна, знания по всем предметам абсолютно неравноценные. И по некоторым из предметов их практически нет - сейчас я об этом не сожалею ни капельки, мне они не требуются. Зато в школе достаточно преподавателей, которые могут действительно заинтересовать ученика, привлечь его внимание, и при его желании дать очень много информации. Нужной ли - это вопрос. Если честно, особыми знаниями, которыми пичкали меня в школе "И" на спецкурсах по вечерам, я не пользуюсь вообще. Основную их массу составляла информация, которую мне потом давали в университете по моей специальности. Во время учебы в школе, может быть, в силу возраста, или в силу более широкого круга предметов - не знаю - я не понимала многого на этих спецкурсах. Нет, мы читали, запоминали, сдавали... Но я не могла объяснить своими словами сути вещей, которые были предметом изучения. Зазубривали-сдавали-и все забылось. Сейчас, учась в университете, я вновь сталкиваюсь с ранее "изученными" темами, помню по названиям. И только сейчас, спустя несколько лет,я начала что-то понимать. Потому что это мне нужно, у меня больше времени, я старше и у меня есть база для изучения. По мне, давать школьникам институтские знания глупо. И сложно.
Еще относительно свободного времени. В школе его реально мало. Но для меня это плюс. Была перегрузка, но НЕ ТАКАЯ, чтобы валиться с ног от усталости. Мы все там дети были, и играли, и гуляли, и всеми обычными детскими делами занимались. Но при этом этого было в меру, а остальное время было занято (пусть и бесполезными в плане информации в будущем) спецкурсами, кружками, секциями - и это лучше, чем проводить часы на улице, как другие наши сверстники. Нас чем-то занимали, развлекали, в крайнем случае мы общались с другими хотя бы мотивированными детьми - и не болтались с пивом по паркам-подъездам, не забивали себе голову ерундой. Сейчас я понимаю, что это важно. К моменту выпуска из школы сформировалось свое видение окружающего мира, и вот этот __хороший__ закрытый мир, без вредных привычек и отчасти вредного влияния родителей очень повлиял на формирование. Ценнности другие, понимаете? И у всех выпускников так. Нам не интересны банальные тупости, "прикольные" для обычных школьников. Нам интересно новое, небанальное. Это - заслуга школы.
Повторюсь, я не виню школу в том, что я недополучила какие-то знания. Они мне не понадобились, а для учебы в ВУЗе мне достаточно той базы, что дали. Университет у меня далеко не плохой, и в нем весь первый курс мне было учиться ооочень легко - тоже из-за школы.
Школе я очень благодарна. Не за конкретные знания, которые я получила. А за то человеческое, что случилось во мне. Подростковый возраст очень важен для человека, важна среда, в которой человек растет. По мне, школа "И" - это отличная среда. И я действительно довольна результатом. В школу хочется возвращаться, школьные годы мы вспоминаем с улыбкой, про "Интеллектуал" я с радостью рассказываю знакомым. Не без огрехов, конечно, но их можно найти везде. Как мне кажется, здесь плюсы перевешивают.

В IT-лицее КФУ 10 и 11 апреля прошли семинары Якова Абрамсона - ученого, разработавшего уникальную методику обучения детей математической науке. Мастер-классы посетили учителя IT-лицея, лицея имени Н.И.Лобачевского и аспиранты КФУ.

Методика Абрамсона - это особый целостный курс математики для детей как старшего, так и младшего школьного возраста, включающий в себя элементы высшей математики. Ребята, обучающиеся под руководством Якова Иосифовича, на несколько лет обгоняют своих сверстников в процессе достижения математической зрелости. Выпускники московской школы «Интеллектуал», где опытным путем проверяется эффективность программы Абрамсона, могут не только легко поступить на математические факультеты, но и обладают достаточным уровнем знаний для обучения сразу с третьего курса. «Это обусловлено тем, что на первых двух курсах в наших вузах преподаватели занимаются со студентами ликбезом, а моим ученикам нет необходимости проходить через это, - отметил Яков Абрамсон. - Более того, их знания крепче и лучше усвоены, чем у студентов. Тот объем информации, который «выливается» на учащихся мехмата за первые два года, в нашей школе дается частями в течение шести лет».

К идее создания совершенно новой методики преподавания Якова Иосифовича привели несколько факторов. В основе его разработок лежит метод поэтапного формирования умственных действий Петра Гальперина - выдающегося психолога, заслуженного деятеля науки РСФСР и деда Якова Абрамсона. Эта система универсальна, ее можно применять в любой области знаний. Ранее, согласно ей, проводилось обучение военных связистов, ремесленников, спортсменов и даже лингвистов. Научное достояние, полученное в наследство от деда, сыграло очень важную роль в жизни и работе Абрамсона. Вторым фактором стало желание уйти от преподавания в школе скучной математики, «совсем не похожей на интересную вузовскую»: «Сейчас в школах не дают полного видения этой науки. Ребенок видит только отдельные элементы мозаики, а не всю картину. А ведь она прекрасна!». И в-третьих, любое начинание должна сопровождать мечта. Есть она и у Якова Иосифовича. Он всегда стремился помочь детям достичь больших высот, чем это возможно при получении стандартизированного образования.

В обществе методика Абрамсона вызывает противоречивые суждения. Например, вопреки всем стандартам, он предлагает давать детям знания об отрицательных числах раньше, чем о дробях: «Если подумать логически, то дробь - это очень сложное понятие, намного сложнее, чем отрицательные числа, которые с легкостью можно дать ребенку уже в первом классе». И у многих такая позиция вызывает вопросы. Однако результаты говорят сами за себя.

Интересен и тот факт, что для обучения в классе Абрамсона ребенку не нужна какая-либо особая дошкольная подготовка. Достаточно стандартных навыков чтения и счета. Но вот мотивацией первоклашка обладать обязан. Именно она - залог успеха на уроках в школе «Интеллектуал». Здесь знания не преподносятся на блюдечке. Их нужно получить собственным трудом. «Мы не даем готовых формул. А зачем? Любая из них легко выводится. А для детей это становится собственным достижением, настоящим открытием! Я лишь помогаю им идти в правильном направлении. Такой стиль преподавания основывается на моем глубоком убеждении: никого ничему нельзя научить, но всему можно научиться», - пояснил Яков Иосифович. Все занятия проводятся при минимальном вмешательстве учителя, он только наблюдает со стороны и координирует действия учащихся при необходимости.

У Якова Абрамсона есть последователи. Они занимаются с детьми в специализированных кружках. Правда, пока все эти кружки сосредоточены в Москве. Но Яков Иосифович открыт к общению и готов делиться своим опытом со всеми желающими.

Комментарий доцента кафедры теории и технологий преподавания математики и информатики Института математики и механики им. Н.И.Лобачевского Марины Фалилеевой:

«Очень важно знакомиться с разными методиками преподавания математики, понимать их общность, специфику авторских подходов. Методика Якова Абрамсона рассчитана на особых учителей. Это не просто учитель, который хорошо готовит к ЕГЭ, это учитель, который формирует взгляды учащихся на математику. Он должен иметь высококлассный уровень как методической, так и математической подготовки, быть хорошим психологом и обладать харизмой».

Визит ученого-новатора Якова Абрамсона завершился встречей с ректором КФУ Ильшатом Гафуровым. Во встрече также приняли участие советник ректора по довузовскому образованию, директор Департамента довузовского, общего и педагогического образования Людмила Нугуманова и директор IT лицея-интерната КФУ Тимербулат Самерханов.

Ректор поблагодарил Якова Абрамсона за приезд, прочитанные лекции и мастер-классы. Он отметил, что сейчас университет большое внимание уделяет подготовке школьников - своих будущих абитуриентов. Созданный по инициативе Президента РТ Рустама Минниханова IT лицей-интернат и лицей имена Н.И.Лобачевского входят в структуру Казанского федерального университета. Это специализированные школы для одаренных детей, ориентированные на подготовку будущей интеллектуальной элиты не только Республики Татарстан, но и Российской Федерации. В связи с поставленными задачами учителя лицеев и преподаватели КФУ, задействованные в подготовке учителей нового формата, заинтересованы в новых методиках преподавания, новаторских подходах к учебному процессу.

В завершение встречи была достигнута договоренность об организации Яковом Абрамсоном планомерной работы по повышению квалификации учителей лицеев КФУ и аспирантов кафедры теории и технологий преподавания математики и информатики Института математики и механики им. Н.И.Лобачевского, в частности, о проведении на базе КФУ летней школы по методике преподавания математики.

ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

Эту фразу Корнея Чуковского можно было бы сделать лозунгом ко дню долгожителей. Такого праздника пока нет («ограничиваемся» Международным днем пожилого человека, который как раз сегодня), но когда-нибудь да появится. На планете все больше тех, кто бы этот праздник отметил, - людей, разменявших десятый десяток.

Иосиф АБРАМСОН - ученый, доктор технических наук, и это многое объясняет: люди интеллектуального труда составляют весомую долю среди долгожителей. То, что Иосиф Григорьевич видел Кирова и переписывался с «турецким Брехтом», не самое примечательное в его биографии. В конце концов, мало кто в 90 лет катается в Непале на слоне...

- Иосиф Григорьевич, вы ведь в Непале не в турпоездке были...

В Непале делегация Санкт-Петербургского союза ученых устанавливала связи с непальскими коллегами. И так совпало, что мы оказалась там во время первых после свержения монархии парламентских выборов. Едешь по деревням - а на домах коммунистические символы. Если просто серп и молот - значит в доме живут коммунисты-маоисты, а если серп и молот внутри солнца - значит голосующие за Компартию Непала. Только на небольшом количестве домов мы видели знаки Непальской националистической партии, со свастикой, но левосторонней.

Мы общались с представителями министерств Непала, а на встрече с руководством победивших левых была любопытная ремарка от непальских маоистов: «После вашей Октябрьской революции власть Советов очень быстро превратилась во власть партии. Мы не хотим повторить ошибку большевиков, иначе потеряем то, что завоевали, - доверие масс».

Вы, если неформально, даже не на пенсии: работаете в «Гипроцементе-Науке», наследнике ленинградского НИИ «Гипроцемент».

К сожалению, наша структура фактически закрылась. Хотя мы предлагали уникальную технологию изготовления цемента. Это давняя история, тянется с конца 1950-х...

Традиционное производство цемента, как известно, «грязное», смесь нужно разогреть до 1,5 тысячи градусов, затратив колоссальное количество энергии. И вот еще в 1959 году в Ташкенте на конференции я услышал доклад директора Физико-технического института Узбекистана профессора Стародубцева и его ученицы Блаунштейн об одной технологии. Ее мы и пытались применить в нашей сфере, в цементном производстве.

Получилось это только в 1970-х, и, как оказалось, технология вообще не требует углеводородного топлива, выбросы СО2 снижаются в 1,5 - 1,7 раза, а смесь превращается в клинкер (полупродукт цемента. - Ред.) не в течение часа-двух, а за секунды. И даже при не очень хорошем сырье окончательный продукт получается высокого качества. Тогда на уровне Министерства промышленности стройматериалов СССР даже появилась целая программа создания промышленной установки, но наступил 1991 год, и все «прикрылось».

В 2000-м я выступал в Китайской академии стройматериалов, китайцы предложили наш проект полупромышленной установки реализовать как проект российско-китайский: Китай давал рабсилу, территорию, а от России требовалось 15 - 20% денежных вложений. Но в России заинтересованных не нашлось.

Знаю, что по убеждениям вы - коммунист и слышала даже, что вас называют «легендой международного коммунистического движения» и вы частый участник зарубежных марксистских конференций. За рубежом так активны марксисты?

Слово «коммунистический» используется как бренд, население путается, и в этом одна из причин кризиса коммунистического движения. Есть просто фейковые «коммунистические» организации, есть настоящие. Есть те, что «помягче», есть «жесткие», считающие, что вообще нельзя заигрывать с капитализмом.

Что же касается конференций, я был в Китае, Аргентине, Италии, Франции, Норвегии, Швеции, Турции, Австрии, Венгрии, Польше... В Грецию ездил уже в 15-й раз, на встречу левых из разных стран.

Надо сказать, среди коммунистов сейчас везде колоссальный разброд. Итальянская компартия, некогда самая крупная из зарубежных, разбилась на осколки. То же самое во Франции. Но левая Франция, например, в европейском парламенте представлена троцкистами. А Жан-Люк Меланшон, левый популист, на выборах президента Франции хоть и не прошел во второй тур, но набрал не так уж мало голосов - в его высказываниях видели попытку вернуться к временам, когда социалистические партии многого добивались. Ведь то, что сейчас за рубежом рабочие чувствуют себя так уверенно (вспомните забастовки транспортников), - это из тех времен.

Одно из преступлений сталинизма в том, какой удар был нанесен по мировому коммунистическому движению. Сталин, чтобы усилить во время войны вклад союзников, фактически распустил Коминтерн. Потом, уже при Брежневе - второй удар: вторжение в Чехословакию.

Вы часто упоминаете, что вы антисталинист. Почему так много симпатизирующих Сталину среди людей старшего поколения, казалось бы, очевидцев?

Я думаю, что это, как ни странно, наследие многовекового царизма. Привычка считать, что государство «всегда право», каким бы ни было.

Но это с одной стороны. А с другой - у нас же была Новгородская республика. Когда к 1862 году, к 1000-летию призвания варягов, создавался памятник «Тысячелетие России», скульптор Микешин не смог добиться от новгородцев согласия на то, чтобы среди изображенных на монументе царей был и Иван Грозный. И это «при царизме»! Новгородцы уперлись: нет! Помнили, что Грозный сделал с республикой.

Я сам и после смерти Сталина еще некоторое время был таким «полусталинистом». В 1956 году в «Новом мире» была напечатана пьеса-притча Назыма Хикмета, это такой «турецкий Брехт». Пьеса называлась «А был ли Иван Иванович?», о том, как выстраивается культ личности.

Я был так впечатлен, что написал Хикмету письмо. На адрес редакции «Нового мира». Письмо завершил так: появится в будущем новый Шекспир, который напишет трагедию великого народа, великой партии и великого человека, а «ваша пьеса - один из эскизов к будущему полотну».

Ну... Мне 28 лет, имя Сталина еще неразрывно связано с Победой, а все «дела», ленинградское и прочие, включая даже большой террор, кажутся происками окружения: царь хороший, бояре плохие. А через месяц получаю письмо от Хикмета. Он меня благодарит, а завершает так: появится новый Шекспир, который покажет трагедию великого народа, великой партии - но не великого человека. «Он никогда не был великим, а был лишь деспот и трус».

Много десятилетий спустя ко мне приезжали турки, сфотографировали это письмо, увеличили его до размеров огромного плаката, а в 2010 году мне довелось выступать в Стамбуле в Академии имени Хикмета на фоне этого плаката-письма.

Потом марксисты Турции пригласили меня на свой семинар, причем попросили рассказать просто о своей жизни. И я рассказал - начиная, наверное, с того момента, как Кирова увидел.

- Вам сколько лет было?

Семь. Моя тетка, врач поликлиники Максимилиановской больницы, взяла меня на демонстрацию. И я видел его, улыбающегося. А вскоре, 1 декабря, - убийство. В Ленинград приехал Сталин, гроб несли по направлению к Московскому вокзалу. У нас окно выходило на угол Советского переулка и 6-й Красноармейской, и я видел: идут люди, вдруг - заводские длинные гудки, все останавливаются и стоят молча.

Иосиф Григорьевич, когда в Интернете набираешь фамилию «Абрамсон», тут же видишь ролики про «новую методику преподавания математики». Как ученики вашего сына, Якова Абрамсона, в начальной школе логарифмы берут.

Яков преподает в государственной школе «Интеллектуал» в Москве, использует в преподавании методику деда, Петра Яковлевича Гальперина, классика советской психологии. Моя дочь Наталья - в Петербурге, заведует лабораторией молекулярной систематики в Зоологическом институте. Старшая внучка Софья Афанасьева, дочь двух биологов, окончила матмех СПбГУ, она ученица профессора Востокова. Стала кандидатом наук, решив одну из трудных задач высшей алгебры. Преподает на родном матмехе и в ИТМО.

А сам я во многом обязан своей жене Софье Петровне, она была гораздо более радикальна, чем я. Поддерживала всегда, но и всегда упрекала за «мягкость».

Родные не во всем с моими взглядами согласны, но я знаю, что у меня надежный тыл.


Комментарии

Самое читаемое

Девочка скончалась через 10 дней после ЧП, несмотря на все попытки врачей спасти ей жизнь.

Петербурженке, упавшей под поезд на станции «Гражданский проспект», отрезало обе руки.

Рассказываем, что ждет учащихся уже через несколько дней.

Администрация курорта обвинила родителей Алисы Адамовой в произошедшем ЧП.

Среди них - участки Северного проспекта, Выборгского шоссе, проспекта Энгельса и еще десяти магистралей города.

© 2020 Женские секреты. Отношения, красота, дети, мода